Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×
Мобильная версия сайта. Перейти на полную версию

Кина не будет?

Кина не будет?

Кинопрокат России в его нынешнем виде доживает последние дни. Министерство культуры Российской федерации вносит на рассмотрение правительства законопроект об обязательном взносе в размере 5 миллионов рублей за право показа любого фильма в кинотеатрах. Если законопроект будет принят, это если не уничтожит отрасль кинопроката, то радикальным образом ее изменит.

Прямая и явная угроза

Разговоры о 5 миллионах, которые станут ценой выпуска фильма в кинопрокат в дополнение к 3500 рублей за оформление прокатного удостоверения, идут несколько месяцев. Все началось с январского заявления главы Фонда кино Антона Малышева на пресс-конференции, посвященной итогам Года российского кино. А если быть до конца точным, то с предложения Сергея Сельянова, которое он озвучил еще три года назад в качестве альтернативы квотам. В ситуации, когда на кино деньги выделять нужно, а взять их неоткуда, перед министром культуры открылась заветная тумбочка.

Механизм кажется беспроигрышным. Если на рынке есть игроки, чьи фильмы собирают миллиарды, значит они могут себе позволить подать на пропитание российскому кино 5 миллионов рублей — не обеднеют. А у кого нет пяти миллионов, чтобы заплатить за выпуск фильма в кинопрокат, как говорил один одиозный бизнесмен Полонский, «могут идти в жопу». Вот только в заветное место, если законопроект в любом виде будет принят, может отправиться весь отечественный кинорынок. В том числе и российское кино, которое просто негде будет показывать.

Выпуск фильма в прокат уже само по себе предприятие затратное. Фильм, если он не входит в пакет, предоставляемый мейджором, приобретается на кинорынках. Стоимость фильма, в зависимости от его прокатного потенциала, может варьироваться от нескольких тысяч до нескольких миллионов долларов. Для тех, кто покупает потенциальный блокбастер, нагрузка в размере 90 000 долларов «входного билета» на российский рынок существенна, но ее можно «потянуть», а вот для тех, кто приобретает жанровое кино или то, что называется арт-мейнстримом, дополнительные пять миллионов рублей — вклад существенный. Ведь покупкой фильма затраты не заканчиваются — необходимо дублировать фильм, записать фильм на жесткие диски, напечатать постеры, отправить вместе с фильмом их в кинотеатры, потратиться на рекламу, хотя бы в Интернете… Затраты на выпуск фильма редко опускаются ниже миллиона рублей, и это не считая затрат на рекламу. Все эти затраты, включая зарплаты сотрудников, нужно окупать, а на покрытие расходов идет только половина (в среднем) поступлений от кинопроката, тогда как вторую половину забирают кинотеатры.

Выживут только мейджоры

Но как же, спросит внимательный читатель, жили эти люди, когда еще не было цифровых копий, когда фильмы приходилось печатать на пленке, транспортировать в те самые далекие уголки нашей родины? Тогда одна копия стоила порядка 1-1,5 тысяч долларов, что по нынешним деньгам составляет 60-90 тысяч рублей? Если посчитать, то выпуск фильма на 200 копиях обошелся бы дистрибьютору в 12 миллионов, тогда как сегодня он обходится почти в 10 раз меньше. И выживали как-то дистрибьюторы, и фильмы в прокат выпускали, и (почти) никто не умер.

Все так, да не совсем. Не стоит забывать, что с приходом цифровой дистрибуции и интернет-революции, экономика кинопоказа сильно изменилась. В прошлые годы прокат фильма в кинотеатрах был лишь частью заработка прокатчика и/или владельца прав. Доход приносили продажа телепоказа, выпуск фильма на носителях (VHS, DVD, Bluray). Эти сопутствующие доходы позволяли окупать даже самые неудачные кинотеатральные релизы. Но времена изменились. Телевидение переориентировалось на показ сериалов и отечественного кино. В лучшем случае, закупаются для показа популярные франшизы, права на которые редко принадлежат независимым дистрибьюторам. О выпуске фильмов на носителях говорить не приходится — рынок DVD/Bluray умер, как только скорость интернет-соединения позволила скачать фильм быстрее, чем купить его в магазине. Остается Интернет, но и тут все пока печально — раньше на одном тираже дисков можно было заработать по 5000-10000 долларов, а сегодня за год можно не наскрести и пары тысяч, поскольку онлайн-кинотеатры платят долю от прибыли, а она зависит от того, сколько фильм привлек зрителей. Все эти факторы делают особенно важным выпуск фильма в кинопрокат, чтобы окупить его приобретение.

Помимо цели найти дополнительные источники для пополнения Фонда кино, а законопроект, если он будет принят, позволит на 2,2 миллиарда рублей увеличить объем средств на поддержку отечественного кино, у Минкульта есть еще одна задача — расчистить поляну для проката отечественных кинокартин. Логика такова — будет меньше слабых фильмов, будет больше сеансов для российского кино. Но, увы, эта железная логика упирается в жестокую действительность. Ведь от принятия подобного закона выиграют в первую очередь представители голливудских студий-мейджоров, которым эти дополнительные 5 миллионов рублей, что слону дробина. Каждый из крупных игроков рынка потеряет в среднем по 1,7 % от валовой выручки (по оценке газеты «Коммерсант»), в то время как независимые дистрибьюторы, чьи фильмы в кинотеатрах составляют ¾ репертуара, вынуждены будут в совокупности заплатить порядка 1,62 миллиардов рублей, что составляет 63% их дохода. Очевидно, что при подобной схеме картина российского кинопроката сильно изменится.

В 2016 году на экраны российских кинотеатров вышло 486 фильмов, в том числе 156 — картины отечественного производства. Из них только 162 выпустили мейджоры, остальное же пришлось на независимых прокатчиков, которые чаще всего и берутся за прокат российских кинокартин. Для того чтобы дистрибьютор мог позволить себе выпускать статусные картины, участвовавшие в международных кинофестивалях и претендующие на главные мировые кинонаграды, они обязаны впускать кино «мелкое» и «низкое», не самого высокого интеллектуального уровня, а также жанровые картины — боевики, комедии и хорроры, — которые компенсируют убытки от выпуска «высокого искусства». Это нормальная схема существования индустрии, в том числе и Голливудской.

Повышая стоимость вхождения на рынок, Министерство культуры режет курицу, которая, может быть, не несет золотые яйца, но приносить в кинозалы ту самую культуру, развитием которой должно заниматься одноименное министерство. Независимым прокатчикам будет совсем невыгодно закупать авторское кино, которое редко приносит прибыль в прокате. Поредевшие ряды игроков независимого кино скорее потратятся на жанровое кино, которое позволит окупить выпуск в прокат и немного заработать, а «умное» кино станет российскому зрителю недоступным вовсе. Выпуск картин Педро Альмодовара и Вуди Аллена на 400-600 экранах станет непозволительной роскошью. Ведь и мейджоры, у которых в макете имеются студийные ленты, претендующие на премии вроде «Оскара» и «Золотого глобуса», и сегодня не спешат выпускать их в кинотеатры, а с необходимость заплатить за показ 5 миллионов, эта процедура потеряет всякий смысл.

Лишившись конкуренции в прокате, голливудские мейджоры, на правах сильных, с радостью заполнят освободившуюся нишу своей продукцией. Для кинотеатров дни новогодних праздников и сезон блокбастеров, выдавшийся в этом году столь же недолгим, как московское лето, — это то самое время, которое позволяет выплачивать зарплаты в течение всего года, модернизировать кинооборудование, менять лампы в проекторах и не вынуждает открывать в фойе меховых салонов. В остальное же время интерес к походу в кинозалы подогревается теми самыми независимыми проектами. Как только они исчезнут, кинотеатры будут вынуждены продлевать показы киноновинок, демонстрируя их в пустых залах, показывать хиты, как «Аватар» восьмилетней выдержки и «Форсаж 8», переоборудовать кинотеатры в батутные центры или вовсе закрывать их. Ведь российское кино не сможет обеспечить залы необходимой для рентабельности посещаемостью.

Тень независимости

Не только европейский и американский арт-мейнстрим, но и российское кино не выживет без независимых игроков. В 2016 году российские офисы голливудских мейджоров взяли для проката только 16 российских фильмов (10% общего числа), прокатчики, ориентированные на российское кино (но выпускающие и иностранную продукцию, что называется, для поддержания штанов), выпустили в общей сложности 32 картины, еще 20 фильмов пришлось на компании «Парадиз» и «Люксор», имеющие свои кинозалы. Остальные российские картины выпускали независимые игроки, без которых две трети отечественных картин вообще бы не дошла до кинотеатров!

То, что мейджоры неохотно берутся за прокат российского кино, не удивительно — трудозатраты на выпуск не окупаются. Для выпуска на экраны фестивального хита или потенциального блокбастера требуется приложить одинаковые усилия, а вот КПД у таких проектов разный.

Однако, жертвами нового закона станут не только киностудии двух столиц, но и все национальные студии, которые создают свое кино на полном энтузиазме без какой-либо государственной поддержки и пока еще получают возможность проката в регионах. Скорая смерть ждет якутский кинематограф, и башкирские и татарские студии. Откуда взять пять миллионов рублей тем, кто снимает свои фильмы за 200-500 тысяч?

Золотая антилопа

Неужели российское кино так остро нуждается в дополнительных сеансах, чтобы собирать больше денег? Ведь Фонд кино рапортует об открытии сотен новых кинотеатров в малых городах, которые обязаны 50% сеансов отдавать отечественным картинам. Но вот незадача, залы есть, а показывать в них нечего! За все лето на экраны вышло 15 кинокартин, включая анимационный «Сказ о Петре и Февронии», документальный «Россия как сон», и две сокращенных для кинопроката версии телесериалов «Холодное танго» и «Анна Каренина. История Вронского», а также несколько альманахов «Мульт в кино». Из этого видимого разнообразия, только пять релизов могли претендовать на интерес широкой аудитории: драма «Нелюбовь», арт-комедия «Блокбастер», драматический триллер «Черная вода», комедия «Бабушка лёгкого поведения» и православный мультфильм. В результате кинотеатрам, подписавшимся на 50% долю отечественных фильмов, ничего не оставалось, как целыми днями в пустых залах крутить «Мульт в кино».

По статистике ЕАИС, посещаемость редких российских фильмов достигает 50 человек на сеанс — вполне нормальная посещаемость даже по меркам голливудских блокбастеров вроде «Стражи Галактики. Часть 2». В прошедшем году до этой планки дотянулись только «Викинг» и «Притяжение», тогда как у «Времени первых» в дебютный уик-энд средняя заполняемость зала была лишь 25 человек на сеанс и лишь к третьему уик-энду фильм раскачался. Еще раз: только три фильма за прошедшие 8 месяцев смогли привлечь аудиторию в кинозалы на уровне голливудских хитов! Комедия Марюса Вайсберга «Бабушка легкого поведения», ударно выступившая в августе, к примеру, собирала в среднем по 20-24 зрителя на сеанс.

Российские продюсеры, от которых Фонд кино и Минкульт требуют кассовых сборов, склонны жаловаться на кинотеатры, которые не дают их картинам достаточного количества сеансов. Те, кто расписывает сеансы делают так неспроста. Они оценивают качество фильма, его рекламную кампанию, и на основе этих данных понимают, какое время нужно выделить тому или иному фильму, чтобы показ фильма был для кинотеатра рентабельным. Убрав же из репертуарной сетки «лишние» фильмы, Минкульт может оказаться в роли персонажи сказки о золотой антилопе, которого сгубила собственная жадность. Только грудой глиняных черепков станет вся система кинопоказа.

Министерство цензуры

Возможно, министерство культуры не затевало бы эту историю с пять миллионами, если не маниакальное желание Владимира Мединского контролировать все фильмы, выходящие на отечественные экраны. После введения правила 5 миллионов, Минкульт можно будет смело переименовывать в Министерство цензуры. В пояснительной записке к опубликованному законопроекту говорится, что при поддержке национальных фильмов в прокате будет предусмотрена «компенсация за уплаченные ранее отчисления», то есть производителям российских кинолент могут быть компенсирован уплаченный взнос. А может быть, и нет — это уж как решат в министерстве культуры. Мало того, что эта неопределенность — обширное поле для коррупции, так еще ни одна студия не согласится запустить производство фильма, который может по каким-то причинам не получить от Минкульта назад уплаченные 5 миллионов. Выходит, что с принятием закона Минкульт получит в свои руки все рычаги для управления российским кино, и ни о каким независимом кинематографе мечтать не придется.

В последние году Министерство культуры уже не раз наступало на свободу слова, запретив под предлогом борьбы за нравственность употребление обценной лексики в кино, на ТВ и средствах массовой информации. В результате ряд отечественных картин, показанных до введения ценза на фестивалях, не имеют возможности без купюр быть показанными где-либо, кроме как в Интернете. После появления в КоАП статьи 6.21 стал невозможен даже ограниченный прокат фильмов-лауреатов международных кинофестивалей, в которых рассматривается проблема нетрадиционной сексуальной ориентации среди подростков — одной из важных тем в современном кинематографе. После ужесточения возрастного ценза фильмы иностранного производства, ориентированные на детскую и подростковую аудиторию, все чаще стали получать прокатный рейтинг 16+ и 18+. Под эти жернова попали и голливудская классика «Терминатор 2: Судный день», и сказка «Красавица и чудовище».

Русская рулетка

Принятие закона «О пяти миллионах» для российского кино — это «русская рулетка» с полным барабаном. Смерть кинопроката, а за ней и российского кино, будет довольно быстрой. Показывать фильмы будет негде и некому, актеры, режиссеры, сценаристы будут выстраиваться в очередь для работы на телесериалах, потому что количество отечественных фильмов с 156 в год сократится сначала в три раза, а потом вернется к уровню 90-х. Количество кинозалов, с таким трудом доведенное до четырех тысяч, схлопнется вчетверо. Фонд кино не получит искомых двух миллиардов в год просто потому, что их некому будет платить, а зритель, который с таким трудом учился последние годы любить русские кино, без зазрения совести переключится на просмотр сериалов HBO и Netflix, благо даже они интереснее 90% того, что выпускает отечественный кинематограф.

И тут стоит задуматься, а что такое искомые 2,2 миллиарда рублей или 36 миллионов долларов? Это полтора бюджета такого фильма, как «Викинг», 18 фильмов «Графомафия» или 24,5 «Бабушки легкого поведения». Готовы ли мы пожертвовать киноиндустрией ради таких фильмов? Вопрос адресуется министру культуры.

8810

Комментарии

Правила хорошего комментатора

Нужно: Главное слово хорошего комментатора — «аргументация». Filmz.ru — авторский ресурс, и согласиться с мнением НК-редакции можно коротким «да», но спорить нужно, объясняя, почему так, а не этак. Не бойтесь дебатов — в споре рождается истина.

Нельзя: Остальные условия легко выполнимы: не используйте мат (в том числе з*пиканный звездочками) и экспрессивные выражения, не переходите на личности и темы, не касающиеся кинематографа, не злоупотребляйте односложными репликами («фильм — супер!») и избегайте спойлеров (раскрытия ключевых сюжетных поворотов фильма). Запрещено использование CAPS LOCK и trasliteracii. Комментарий должен быть самодостаточным и не должен требовать от пользователя перехода на другой сайт для ознакомления с мнением автора в его личном дневнике. Для личной переписки используйте личные сообщения в кабинете пользователя (меню в верхнем правом углу сайта).

За что? Ваш комментарий будет удален, если вы безграмотны, пишете не по-русски, вечно высказываете недовольство всем и вся или используете падонкафский сленг. Для ответа на комментарий нужно нажать кнопку «ответить» под заинтересовавшей вас репликой, а чтобы начать новую ветку обсуждений нажимайте «добавить комментарий». Все новые НК-читатели проходят премодерацию комментариев, которая снимается после 20-30 адекватных реплик. Публикация ссылок на скачивание фильмов карается пожизненным баном без права реабилитации.

Filmz.ru / настоящее кино / все рубрики