Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×
Мобильная версия сайта. Перейти на полную версию

Сценарист «Чикатило» Алексей Гравицкий: «Маньяки появляются с завидным постоянством»

Эксклюзив! Сценарист «Чикатило» Алексей Гравицкий: «Маньяки появляются с завидным постоянством»

На стриминговом сервисе Okko состоялась премьера нового оригинального мини-сериала Сарика Андреасяна «Чикатило», посвященного советскому душегубу, не нуждающемуся в представлении. Мы взяли интервью у сценариста проекта Алексея Гравицкого, который в деталях рассказал нам о новых тенденциях в современном отечественном сериалостроении, а также своей работе над самой мрачной теленовинкой этой недели.

Как состоялся сериал? Был запрос от Okko, или на сервис вы пришли уже с готовой историей?

Идея сериала принадлежит Сарику Андреасяну. Он предложил ее для разработки нам с Сережей Волковым. Мы набросали заявку - полстранички текста, и с этим уже пошли в Okko. Там концепт понравился, получил одобрение, дальше был договор и работа. Как-то так, ничего особо интересного. Могу, конечно, рассказать в подробностях как этот процесс протекает, но это будет долго, а интереса не добавится.

Многие знают, что Сарик Андреасян любит привлекать в свои проекты Дмитрия Нагиева. Никто, конечно же, не сомневался, что актер появится и в новом большом проекте, разработанным для сервиса OKKO, в котором вы приняли участие в качестве одного из сценаристов. Правда, было большой неожиданностью увидеть Нагиева в роли Чикатило.

Если актеру и режиссеру комфортно работать вместе, почему бы им не работать вместе? А вообще часто в последнее время слышу «если Андреасян, значит будет Нагиев». Но мне кажется, это новый миф о Сарике. У режиссера Андреасяна в фильмографии два десятка фильмов, у продюсера Андреасяна в два раза больше. Нагиев появляется, дай бог, в десяти из них. Другое дело, что Нагиев у Андреасяна часто предстает в непривычном амплуа. А перелом привычного образа всегда запоминается. Тем более - несколько таких переломов подряд, оттого и иллюзия, что они всегда вместе.

Какие вы испытали эмоции, узнав, что Дмитрий Нагиев исполнит роль Чикатило?

Подумал, что за образ Чикатило могу быть спокоен. Эмоции по поводу выбора Нагиева на главную роль меня переполняли, когда Сарик сказал, что выбрал Дмитрия на роль Калоева в «Непрощенном». Я тогда немножечко растерялся. Калоев у меня никак не вязался с шоуменом Нагиевым. А потом я увидел Дмитрия на площадке и мысль, что Калоева мог сыграть кто-то другой, пропала в одночасье. С Чикатило уже никаких сомнений не было. Нагиев большой артист с невероятно широким диапазоном, так что рад, что эту роль предложили ему и рад, что он на нее согласился.

Представляли ли вы кого-то из актеров в этой роли до утверждения Нагивева?

Представлял, но больше советских, которых либо уже нет, либо Чикатило им не по возрасту. Потом были разговоры и предложения, звучали разные фамилии, но, повторюсь, рад, что все сложилось так, как сложилось.

Насколько нам известно создатели проекта, в том числе и команда OKKO, старались до последнего держать в секрете имя актера, исполнившего роль серийного убийцы. Однако еще летом прошлого года актер имел неосторожность раскрыть эту тайну. Известно ли вам, какая была реакция у создателей?

Нагиев дал то интервью до того, как возникла идея спрятать исполнителя главной роли. Причем интервью, если мне память не изменяет, было опубликовано в журнале «7 дней». Что никак на интригу у интернет аудитории не повлияло. Где аудитория печатных «7 дней» и где аудитория интернет-платформ. В общем, сохранить интригу получилось, как мне кажется.

На каком этапе вам стало известно о Нагиеве?

С самого начала. Я знал о том, что ему предложат эту роль до того, как ему ее предложили.

Вас просили подписать, какой-либо пакт о неразглашении?

Вот сейчас совсем страшно прозвучало: «пакт о неразглашении»… прям-таки мафия и клятвы на крови ☺ Да нет, ничего такого не было. Подобные моменты оговариваются на словах, без всяких страшилок. Ну а глобально ответственность за разглашение коммерческой тайны прописана в абсолютно любом сценарном договоре. Хотя можно было бы и не прописывать. Если автор не идиот, то он сам прекрасно понимает, что есть вещи, о которых до определенного момента лучше не распространяться. А если автор идиот, то достаточно пары приступов идиотизма, чтобы либо автор поумнел, либо с ним перестали работать.

Соавтор сериала «Чикатило» Алексей Гравицкий
Вас уже можно назвать постоянным сценаристом проектов Сарика Андреасяна. Несмотря на репутацию режиссера, как одного из часто критикуемых отечественных постановщиков. Что лично вас привлекает в работе с ним?

Я уже отвечал на этот вопрос много раз, но с удовольствием отвечу еще раз. Сарик – профессионал. Он не истерит на площадке, он не лезет самоутверждаться за счет коллег, он с уважением относится абсолютно ко всем кинопрофессиям. В случае работы со сценаристом, Сарик тот редкий отечественный режиссер, который относится к сценарию по-голливудски, то есть как к документу. Он умеет читать не по диагонали, а между строк. Он скорее придет к автору за уточнениями, чем полезет переписывать то, что не считал. И правки у Сарика всегда по делу или от производственной необходимости, а не так, как у большого количества наших продюсеров, которые, не имея своего мнения, идут за советом к коллеге-продюсеру, уборщице, водителю, жене, любовнице, стороннему режиссеру, а потом возвращаются к автору с горой нелепостей, которые им наговорили.

Не боитесь ли вы ему доверять своих персонажей, свою историю для реализации на большом экране? Или все-таки бывает волнительно?

Не могу сказать, что я ничего не боюсь, но вещи, которых я боюсь на самом деле, вне профессионального поля. В профессии, как говорил герой одного хорошего фильма «бояться - глупо». А с Сариком у нас уже настолько обширный совместный бэкграунд, что вопрос о доверии звучит наивно. Если бы я ему не доверял, или он не доверял мне, у нас не было бы семи реализованных проектов и еще наверное такого же количества проектов, находящихся в работе.

В титрах среди актеров можно увидеть Даниила Гравицкого. Это совпадение, или?

Это не совпадение. Даниил Гравицкий – мой сын. Он несколько лет занимается в театральной студии при «Театре Автора», участвовал в постановках театра, лауреат творческих и театральных конкурсов, как всероссийских, так и международных. В кастинге сериала он участвовал на общих основаниях. Более того изначально он хотел другую роль, но самопробы не удались, так как сделаны были поспешно и его не взяли, предложив попробовать себя еще раз в другом амплуа. Во второй раз он подошел к вопросу в разы серьезнее, так что здесь все честно.

Какая роль досталась вашему сыну?

В сериале он исполняет роль одного из погибших мальчиков, появляется в седьмом эпизоде. По фильму он заводной мальчишка, который подбил одноклассника сбежать с уроков и покататься в электричке. Одноклассник вдумчивее и осторожнее, потому на крючок Чикатило попадается герой сына, а не его одноклассник. Ну а в жизни по характеру все наоборот, то есть одноклассника в данном случае ему играть было бы проще, потому что играл бы себя.

Когда Даниил получил роль в сериале ему интересно было изучить историю советского душегуба или он как сын сценариста проекта уже имел представление о нем?

Ну совсем детально он эту историю не изучал, а общее понимание было изначально. Разговоры же о моей работе в семье идут, он волей-неволей их слышит. Более того ему всегда интересно над чем сейчас работает папа, так что он всегда немного в теме. А иногда и много.

Даниил Гравицкий справа на фото
Необходимо ли современному обществу, молодежи, знать о маньяках из кино?

Я сейчас скажу вещь, которая возможно прозвучит провокационно, но хотелось бы, чтобы на нее среагировали не сразу на эмоции, а немного погодя, подумав головой. Чикатило – это уже часть истории. История не бывает плохой или хорошей. И о той части истории, которая неприятна, необходимо напоминать. В противном случае шанс, что она повториться, возрастает.

Зачем вообще снимать про них кино и нужно ли?

Чисто жанрово такие истории существовали всегда. Есть такая русская сказка «Лиса и дрозд». Лиса приходит к дрозду и обещает разорить гнездо и сожрать птенцов, если дрозд что-то для нее не сделает. Ну и потребности лисы по мере развития сюжета растут. Сначала ей нужно, чтоб ее накормили, потом напоили, потом рассмешили и, наконец, - напугали. Пугалочек пишется и снимается масса. И про маньяков в том числе. Почему фильм про реального маньяка имеет право на существование? Да потому что в отличие от картонного Пеннивайза или обаятельного Ганибала Лектора, Чикатило – это на самом деле страшно. И он ведь был не один такой. Более того, периодически появляются новые нелюди. И в данном аспекте фильм про Чикатило – своего рода предупреждение. Вы можете сколько угодно говорить молодым людям о том, что нельзя ходить с незнакомыми, даже если они выглядят безобидно, но это только слова, которые шуршат на ветру. Кино это жесткая картинка, ты не просто слышишь «нельзя» ты видишь, что может быть, если сделать так, как нельзя. И это страшно. По-настоящему страшно. И еще страшнее это от того, что не придумано.
Ну и самое главное – наше кино на самом деле не про урода, а про людей, которые ловят урода.

Не боитесь ли вы своим проектом романтизировать образ Чикатило, как в случае с «Хорошим человеком», где роль ангарского маньяка исполнил Никита Ефремов?

Нет. Мы писали историю так, чтобы не возникло и намека на сопереживание этому нелюдю. Так же ее снимал Сарик. И так же подходил к роли Дмитрий. Ему в этом смысле, полагаю, было сложнее, чем остальным, потому что актер, работая над образом, всегда ищет своему герою оправдание, а здесь его нет и быть не может. Но Нагиев с задачей справился блестяще. В кадре нет его харизмы, в кадре живет совсем другой человек, неприятный, не вызывающий симпатии.

В нулевых вышел фильм Алексея Балабанова «Груз 200», в котором маньяк-полицейский орудовал в том же временном периоде, что и Чикатило. Многие кинокритики тогда не восприняли фильм как художественную историю, назвав картину полуторачасовой грязью советского времени перенесенной для чего-то на экраны зрителям.

Очень хорошо помню этот фильм. Я смотрел его, сидя один в квартире. К концу фильма поймал себя на том, что начинаю разговаривать вслух. Я не люблю этот фильм именно за грязь, но надо отдать Балабанову должное – он великий мастер, и сделано это было бесподобно профессионально.

Не боитесь подобной реакции в адрес вашего шоу?

Не боюсь. У нас нет Балабановского гиперреализма, все мягче. Кроме того у нас, в отличие от «Груза 200» есть и светлые герои, и светлые чувства и светлые стороны жизни. Все не так беспросветно.

Какая основная задача вашего проекта? Сможет ли молодое поколение сделать какие-то для себя выводы, посмотрев сериал?

Как уже сказал выше, мы не пугаем ради того, чтобы пощекотать нервы. Мы не льем кровь, чтобы вызвать жалость. Более того, в фильме есть сцены убийств, но в кадре нет ни одного убийства ребенка, это сделано осознанно, мы не собирались заниматься спекуляциями. Мы не давим слезу и не стращаем, мы рассказываем и предупреждаем. И если нас услышит хотя бы половина зрителей, это уже будет неплохо. Это если в целом. Ну а точечно в ходе этого расследования было множество драматичных моментов, которые позволяют между делом подцеплять очень глубокие и неоднозначные вопросы и подкидывать их зрителю для размышления.

Было ли появление маньяка, подобного Чикатило, неизбежным в годы упадка СССР?

Маньяки появляются с завидным постоянством. Их появление не зависит ни от времени, ни от географии. Можно связать их появление с биологией, психологией и какими-то социальными факторами, но и это все только гипотезы и предположения. Что до Чикатило, то первое его убийство – убийство Лены Закотновой – случилось в 1978 году, когда Союз был нерушим и ни о каком упадке и речи не было.

Есть ли у нас в индустрии тенденция на создание кино про маньяков и, если да, то почему. Запрос общества? Копание в психологизме (на манер Финчера), или попытка найти в своей истории темные уголки.

Ну как… У нас был «Мосгаз», был «Метод», была «Ворона», было еще некоторое количество таких историй. Но я бы не сказал, что это прямо-таки тенденция. Тенденция это сериалы, рассказывающие «всю правду о ментах».

Почему предметом исследования стал именно Чикатило? Ведь в годы существования Союза было много маньяков — весь первый сезон «Метода» основан на их историях.

Первый сезон «Метода» — придуманная история. А маньяков на самом деле было много. Почему Чикатило? Потому что его история, богата на детали, повороты и кинематографичные вещи, которые не надо придумывать - они уже есть. Потому что про Чикатило сериалов не было, в отличие от того же Мосгаза или Ангарского маняка. Наконец, потому что его история ложится на временной промежуток, который интересен сам по себе.

«Чикатило» — это уже второй ваш сценарий о последних годах СССР. Поскольку в 1991 году вам было тринадцать лет, откуда такая тоска по стране, которой уже нет?

Это не тоска, скорее интерес. Хотя отчасти мне недостает той страны, которой больше нет. С одной стороны Союз и все, что с ним связано, это мое детство. Я в этом родился, рос, жил. Может быть, прозвучит наивно, но я в это верил. Когда все развалилось, возраст был уже достаточно сознательным, чтобы делать какие-то выводы о происходящем. Я был свидетелем того, как поколение постарше радостно разменяло страну на джинсы и сто сортов колбасы. А мое поколение по сути точно так же меняло ее на жвачку со вкладышем. Я не стану говорить о том, что там был рай, а сейчас все плохо, но я совершенно точно знаю, что мы потеряли – ощущение стабильности, защищенности и уверенности в завтрашнем дне. И это довольно болезненная потеря, по ней и потосковать не зазорно.

Во время работы над сценарием, что удивительного для себя почерпнули, изучая материалы по делу?

Удивительного – не скажу. Во мне столько материалов на разные темы, что удивляться я практически разучился, а вот интересного была масса. Многое из этого вы увидите в фильме, а многое туда не вошло, потому что кино не документальное и впихнуть все в имеющийся жанр и хронометраж невозможно.

В продажу поступила новеллизация сценария «Чикатило», которую вы написали в соавторстве с Сергеем Волковым. Почему вы рекомендуете зрителю с ней ознакомиться? В чем ее особенность и отличие от тв-шоу?

Книга созвучна первой версии сценария, что-то в ней сделано иначе, чем в фильме. Что-то описано масштабнее, чем снято, потому что бюджет у сериала не резиновый. Ну и главное отличие любой книги от фильма в том, что фильм предлагает готовую картинку, а читая книгу, каждый рисует себе в голове свою собственную.

Читайте также:

Автор романа «Вонгозеро» Яна Вагнер: «Я не верю в эпидемии»
Яна Вагнер называет себя везучим автором, и с этим действительно тяжело поспорить: у писательницы получилось не только издать успешное «Вонгозеро», по которому сняли не менее успешную «Эпидемию», но и продать права на экранизацию всех других своих романов...

Михаил Врубель, продюсер «Вторжения»: «Картины подобного масштаба еще никто не делал»
Михаил Врубель не исключает возможности разработки третьего фильма по вселенной «Притяжения» и «Вторжения», сюжет которого, вполне вероятно, может развиваться на другой планете. Поговорили о главных аспектах работы продюсером и узнали, ремейк какой любимой советской фантастики ожидать российскому зрителю...

Продюсер «Вторжения»: «Вся эта ситуация с Рунетом – безусловно, совпадение»
В прокат выходит новый фильм Фёдора Бондарчука «Вторжение», в котором среди прочего как дважды два доказывается, что для победы над внешним врагом России жизненно необходимо вырубить интернет и сотовую связь. Продюсер картины Александр Андрющенко уверил нас, что речь ни в коей мере не идёт ни о госзаказе, ни о госпропаганде...

Комментарии
Filmz.ru / настоящее кино / все рубрики
новости кино рецензии события и люди видео, трейлеры кадры из фильмов календарь публикаций кино и бизнес спецпроекты график кинопроката кассовые сборы России и США киноклуб Настоящее кино афиша кинотеатров подписка subscribe.ru rss-ленты полный RSS-поток статистика mail.ru

© COPYRIGHT 2000-2021 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы

Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков, шеф-редактор Анатолий Ющенко. Программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru

Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.

filmz.ru в социальных сетях: